Самое важное обещание в моей жизни

Самое важное обещание в моей жизни

Некоторые фразы проникают так глубоко в душу, что меняют ваш образ мышления в целом, и эта перемена полна надежды. Я бы сказал, что именно это сделал для меня апостол Павел, когда я прозрел к пониманию всеохватывающей небесной логики в Римлянам 8:32. Тогда мне было 23 года.

Когда я понял этот стих совершенно по-новому, Бог настолько сильно запечатлел его в моей душе, что я почувствовал его постоянную, реально действующую, дающую надежду, изменяющую жизнь силу. Из всех библейских отрывков, дающих твердую опору, когда все вокруг колеблется, этот стал моим настоящим краеугольным камнем.

Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас,
как с Ним не дарует нам и всего?

Небесная логика

Римлянам 8:32 – это квинтэссенция аргументации Павла, изложенной в первых 8 главах Послания Римлянам. В этом величайшем послании есть своя логика. Я называю ее «небесной логикой».
Для обозначения такой логики есть специальный термин - fortiori, который переводится с латыни как «от более сильного». Знаете вы этот термин или нет, но вы точно сталкивались с этим вариантом аргументации - логикой от большего к меньшему. Идея в следующем: если вы смогли найти силы, чтобы сделать что-то трудное, то тогда, разумеется, вы сможете найти силы, чтобы выполнить что-то более простое.  

Итак, предположим, вы говорите своему ребенку: «Пожалуйста, сбегай к соседям и попроси одолжить нам плоскогубцы». Ваш ребенок спрашивает: «А если сосед не захочет дать нам плоскогубцы?» Как вы можете убедить ребенка, что сосед точно одолжит вам плоскогубцы? Используя аргумент fortiori!

Вот как это происходит. Вы говорите ребенку: «Вчера наши соседи с радостью одолжили нам машину на целый день. Если они с радостью дали нам свою машину, то с плоскогубцами точно проблем не будет». Даже дети понимают аргумент fortiori. Труднее было одолжить машину, чем плоскогубцы. Но если сосед был расположен к тому, чтобы сделать нечто трудное, то он с большей охотой согласится на что-то более легкое. Вот как мы используем аргумент fortiori.

Замечательный Fortiori Павла

Теперь взгляните, как Павел использует подобного рода аргумент для описания величайшего события в мире. Он говорит: «Бог Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас». Это трудно сделать. Следовательно, Он точно дарует нам с Ним все остальное. Это гораздо проще. Когда этот аргумент пробивается в сердце сквозь равнодушие к истине, давно известной и потому приевшейся, он становится всеобъемлющим и полным величественной надежды.

Я читал этот стих много раз в течение долгих лет. Но только в 23 года впервые эта логика – эта богодухновенная, святая, небесная, славная, неисчерпаемая логика – проникла в мою душу и запечатлелась там так сильно, что стала несокрушимым фундаментом и живым основанием надежды и силы. Вскоре я объясню, почему. Но сначала давайте сфокусируем внимание на содержании каждой из двух частей этого стиха.

Величайшее препятствие на пути к вечному блаженству

Во-первых, давайте подумаем о первой половине стиха Римлянам 8:32: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас…»

Какие препятствия есть на нашем пути к вечному блаженству? Одно из них – наш грех. Мы все согрешили (Рим. 3:23), а возмездие за грех – вечная смерть (Рим. 6:23). Другое препятствие – гнев Божий. Если Бог праведно гневается на нас, ибо мы виновны в наших грехах, то тогда у нас нет никакой надежды на вечное блаженство. И Павел не оставляет никакого сомнения в том, что мы находимся под гневом Божьим. Фактически, мы «были по природе детьми гнева, как и прочие» (Еф. 2:3).

Кажется, что это две самых больших преграды на нашем пути к вечному счастью. Но так ли это? Я думаю, что есть большее препятствие, которое труднее всего преодолеть, то, на которое указывает Павел в первой части стиха Римлянам 8:32: Божья бесконечная любовь к Его Сыну и наслаждение Его красотой и славой.

Видите ли вы это препятствие в первой половине стиха Римлянам 8:32: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас…»? Павел ожидал, что мы почувствуем нарастающее напряжение между фразами Сына Своего и не пощадил. Это должно звучать, как самое трудное дело, которое когда-либо можно было совершить, – Бог пожертвовал Своим Сыном. «Своим Сыном».

Мог ли Бог предать Своего Сына на смерть?

Когда Павел называет Иисуса Божьим Сыном, он хочет передать, что нет других таких, как Он, и Он бесконечно дорог Отцу. Дважды во время пребывания Иисуса на земле Бог сказал: «Это Сын мой возлюбленный» (Мф. 3:17; 17:5). В Колоссянам 1:13 Павел называет Его «возлюбленным Сыном».

Сам Иисус рассказал притчу о виноградарях, которые били и убивали слуг господина, посылаемых к ним для сбора плодов из виноградников, ему принадлежащих. Удивительно, но господин решился послать своего собственного сына, чтобы еще раз попробовать собрать то, что принадлежало ему по праву. Иисус описывает эту картину такими словами: «Имея же еще одного сына, возлюбленного» (Мк. 12:6). У Бога Отца был только один Сын. И Он любил Его бесконечно.

Суть стиха Римлянам 8:32 в том, что эта любовь Бога к Его единородному Сыну была огромным препятствием, массивным, как гора Эверест, стоящим между Богом и нашим спасением. Это практически непреодолимая преграда. Мог ли Бог разорвать эту нежно любимую, полную восхищения, драгоценную, горячую, бесконечную, нежную связь со Своим Сыном и предать Его на клевету, предательство, отречение, отвержение, унижение, избиение, оплевание и распятие на кресте, как будто Он был животным, забитым и подвешенным на дереве? Пошел бы Он на это?

Бог не пощадил Его

Пошел ли Он на это на самом деле? Если да, то мы можем быть абсолютно уверены, что какую бы цель Он ни преследовал, преодолев препятствие такого масштаба, Он ее точно добьется.

Невероятно, но факт – Бог сделал это. Подтверждение мы находим в Римлянам 8:32. Он на самом деле предал Сына на смерть. Он не пощадил Его. Вы можете возразить: разве не Иуда предал Его (Мк. 3:19)? Разве не Пилат предал Его (Мк. 15:15)? Разве не Ирод и не кричащая толпа предали Его (Деян. 4:27-28)? И, хуже всего, разве не мы предали Его (1 Кор. 15:3; Гал. 1:4; 1 Пет. 2:24)? И, возможно, самое удивительное – разве не Иисус Сам предал Себя (Ин. 10:17; 19:30)? Ответ на все эти вопросы – «да». Но в Римлянам 8:32 Павел идет дальше всех этих людей, которые были лишь инструментами приведения смертного приговора в исполнение. Он доносит самую невообразимую мысль: за всеми этими людьми стоит Бог, который предал Своего Сына на смерть. «Сего, по определенному совету и предведению Божьему преданного…» (Деян. 2:23). Через Иуду, Пилата, Ирода, кричащую толпу, языческих солдат, из-за наших грехов и благодаря кротчайшему повиновению Иисуса Бог Сам предал Своего Сына. Никогда не было ничего более великого и трудного. И никогда не будет.

Вторая часть аргумента – то, что легче выполнить

Итак, согласно аргументу fortiori апостола Павла, Бог совершил самое трудное, чтобы подарить нам вечное блаженство. Он не пощадил Сына Своего, но предал Его за всех нас. Что это гарантирует? Павел излагает вторую часть в форме риторического вопроса (такой тип вопроса подразумевает, что собеседник сразу даст правильный ответ): «Как с Ним не дарует нам и всего?»

Павел ожидает, что мы переведем этот вопрос в утверждение: «Бог абсолютно точно с Ним по благодати дарует нам все».

Все! Это не обещание беззаботной жизни. Четырьмя стихами позже Павел говорит: «За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание» (Рим. 8:36). «Он даст нам все» означает все необходимое для исполнения Его воли. Все, в чем мы нуждаемся, чтобы прославить Его. Все, что нам нужно, чтобы стать из предопределенных призванными, из призванных оправданными, из оправданных прославленными – то есть, чтобы войти в вечную радость (Рим. 8:30).

Так как Бог не пощадил Сына Своего, но предал Его за всех нас, следовательно:

  • Все содействует нам ко благу (ст. 28).
  • Мы будем подобны образу Сына Его (ст. 29).
  • Мы будем прославлены (ст. 30).
  • Никто не может добиться успеха в противостоянии нам (ст. 31).
  • Против нас не будет обвинений (ст. 33).
  • Ничто не отлучит нас от любви Христа (ст. 35).
  • Мы победим скорбь, тесноту, гонение, голод, наготу, опасность и меч (ст. 35-37).
  • Ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другое какое творение не может отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем (ст. 38-39).

Моя надежда зиждется на Римлянам 8:32

Теперь давайте вернемся обратно к тому, с чего мы начали. Я сказал, что в 23 года небесная логика так глубоко проникла в мою душу, что изменила мой образ мышления в целом, и эта перемена была полна надежды. Вот что я имею в виду: тот факт, что Отец не пощадил Сына, гарантирует исполнение любого Божьего обещания, в которое я когда-либо верил или буду верить.

Каждый день я живу обетованиями Божьими. Я обязан каждым из них логике, представленной в Римлянам 8:32. Видите ли вы, насколько всеобъемлющей эта идея стала для меня? Вся моя надежда зиждется на Божьих обещаниях, исполнение которых гарантируется логикой, представленной в Римлянам 8:32.

Павел сказал: «Ибо все обетования Божьи в Нем «да» (2 Кор. 1:20). Все это потому, что Отец не пощадил Сына Своего и сделал это для того, чтобы все – все эти обещания – абсолютно точно исполнились для тех, кто доверяет Ему. Все духовные сражения в своей жизни я проходил, опираясь на Божьи обещания – сражения со страхом, похотью, сребролюбием, гордостью и гневом. Сражения за храбрость, чистоту, довольство, кротость, мир и любовь. И сражался я с помощью Слова Божьего – Божьих обетований. Во всех этих сражениях мне помогала небесная логика: «Я не пощадил Сына Своего, значит, мои обещания не будут напрасными. Я помогу тебе. Иди. Делай то, к чему Я тебя призвал».  

Пасторы, которые нам нужны

29.05.2024 / Дэвид Мэтис

Под влиянием общества мы подозрительно относимся к лидерам, зачастую предполагая, что они будут использовать власть скорее для собственной наживы, чем для всеобщего блага. Но некоторые из текстов Нового Завета дают нам представление о христианском руководстве, которое кардинально отличается от мирских парадигм лидерства. Опираясь на эти тексты, Дэвид Матис указывает 5 признаков хороших пастырей, в которых все мы нуждаемся.

Многие христиане видят катастрофу в распространении атеизма. По мнению же Дэвида Робертсона, намного сложнее достичь религиозных и номинально религиозных людей, нежели атеистов. Поэтому он хочет вдохновить всех христиан видеть в атеистах не угрозу своей вере, а людей, которые нуждаются в благой вести об Иисусе Христе и зачастую готовы ее принять.

Если само по себе применение церковной дисциплины обычно ни у кого не вызывает сомнений, то на этапе после применения дисциплины возникает немало вопросов, которые можно свести к одному: как относиться к человеку, к которому была применена церковная дисциплина?