Нужен ли подростку смартфон?

Когда гении от технологий из Силиконовой долины впервые поразили мир новенькими, сияющими айподами, а потом и айфонами, и айпадами, им было немногим более двадцати, и у многих изобретателей еще не было детей. Практически ни у кого не было детей– подростков. Теперь практически у всех из них есть дети, а у многих уже подростки – подростки, зависимые от гаджетов, которые дали миру их родители несколькими годами ранее. Такова история Тони Фаделла, бывшего старшего вице– президента компании Apple – он известен как "дедушка айпода", а так же как одна из ключевых фигур в первой команде разработчиков iPhone. В своем интервью в честь 10-летия iPhone он сделал следующее признание: "Я часто просыпаюсь в холодном поту с мыслью: что же мы принесли в мир?" Фаделл, отец троих детей, на собственном опыте убедился, насколько сильную зависимость способен вызывать iPhone – зависимость, от которой невозможно избавиться. "Я знаю, что происходит, когда я забираю гаджет у своих детей. Они в буквальном смысле чувствуют себя так, как будто бы я отрываю от них часть их личности – они начинают переживать и очень сильно. Дня или три дня у них "ломка". "Это явление зацикленности на себе начитает принимать ужасающий характер, – заявил Фаделл, – Родители не знали, что с ним делать. Они не знали, что это что– то, к чему детей нужно готовить, – потому что мы и сами этого не знали. Нас всех будто затянуло". Да – нас всех затянуло – и тех, кто занимается технологиями, и подростков, и родителей. Всех. И теперь мы пытаемся понять, как использовать наши гаджеты с умом.

Подростки, смартфоны и депрессия

Погружение в цифровые технологии поисходило одновременно с быстро меняющейся динамикой школьной жизни. Прошлой зимой я задал вопрос заместителю директора одной из крупных школ (более 2000 учеников) в Миннеаполисе и Сент-Поле о том, как изменилась ее работа за два последние десятилетия. Она ответила, что многое осталось прежним. "Но есть один аспект в работе с подростками, который за последние двадцать лет поменялся совершенно кардинально: современным подросткам необходимо незамедлительное вознаграждение и мгновенная реакция окружающих – они от этого зависимы. Сколько у меня лайков? А сколько подписчиков? Возникает непреодолимое желание что-нибудь выложить в сеть, чтобы посмотреть, сколько я могу набрать лайков. А если их будет недостаточно, то что это говорит обо мне?" "Существует действительно сильная связь между подобным поведением и возросшим количеством проблем в сфере психического здоровья, которые мы наблюдаем в школах, – отметила она, – Я бы сказала, что наибольшие изменения в том, чем я занимаюсь, произошли за последние три-пять лет, потому что теперь нам приходится иметь дело с гораздо большим количеством вопросов, касающихся психического здоровья. Я не думаю, что это происходит исключительно из-за развития технологий, но я искренне убеждена, что цифровые технологии играют ключевую роль. Они меняют все: начиная с того, как люди относятся к окружающим, и заканчивая тем, как они воспринимают себя".

Разрушенная жизнь целого поколения?

Холодный пот Фаделла и приведенное выше свидетельство заместителя директора перекликаются с броским заголовком центральной статьи, опубликованной недавно в журнале The Atlantic: "Разрушили ли смартфоны жизнь целого поколения?" iПоколение – вот новый термин, которым описывают поколению людей в возрасте примерно от 12 до 22 лет, родившихся с 1995 по 2005 год. Именно у них наиболее часто встречаются тревожные признаки. "Процент подростковой депрессии и самоубийств взлетел с 2011 года", – пишет автор статьи Джин Твендж, говоря о проблемах, с которыми сталкиваются представители iПоколения. "Не будет преувеличением описать iПоколение как подростков, находящихся на грани серьезнейшего ментального кризиса за последние десятилетия. И одна из главных причин подобного ухудшения – их телефоны". "Чем больше времени подростки проводят, глядя в экран, тем вероятнее у них проявятся симптомы депрессии", причем "рост распространенности депрессии среди современных подростков в наибольшей степени касается девочек". Твендж цитирует источники, в которых налядно показано, что случаи депрессии участились как у девочек, так и у мальчиков. В период с 2012 по 2015 количество мальчиков, у которых проявлялись симптомы депрессии, возросло на 21%. За тот же период среди девочек этот показатель составил 51%. Процент самоубийств также вырос и в той и в другой категории. Количество самоубийств среди мальчиков увеличилось вдвое, среди девочек – втрое. Судя по тому, что я знаю об этом стремительном увеличении количества депрессий и по тому, что я узнал о притягательности наших гаджетов, мы с вами говорим здесь об экзистенциальных вопросах: о смысле жизни и признании со стороны окружающих. Это серьезные вопросы, которые тяжелым грузом ложатся на наше молодое поколение. Это вопросы искупления, идентичности, Евангелия. Соцсети и цифровые СМИ заставляют подростка и ребенка предподросткового возраста постоянно испытывать стресс в попытках добиться признания со стороны сверстников. Но это касается не только подростков; все мы ощущаем эту притягательную зависимость от наших соцсетей. Однако вопрос здесь нужно ставить достаточно прямо: учитывая все эти тревожные признаки, возможно ли подростку противостоять силе окружающей его культуры и отказаться от смартфона на годы учебы в средней и старшей школе?

Подростки без смартфонов

Я задал этот вопрос Джэкел Кроу, автору замечательной книги "Это меняет все: как Евангелие меняет жизнь подростков". Она редкий пример того, как подросток из iПоколения откладывает использование смартфона до достижения 18 лет. Я поинтересовался ее ощущениями от столь долгого ожидания. – Джэкел, спасибо, что уделила время, чтобы поделиться своим опытом. Результаты исследований все чаще говорят о том, что процент случаев подростковой депрессии увеличивается, и объяснять это влиянием одного какого– то фактора нельзя. Однако повсеместное распространение смартфонов у подростков iПоколения может считаться важным фактором. Удивляет ли тебя такая взаимосвязь? – Совсем нет. Смартфоны в значительной степени способствуют развитию культуры постоянного поиска признания, в которой мы живем. От этого никуда не деться. Это то, что наши родители не всегда могут понять, потому что когда они были подростками, они находились в подобном социальном контексте лишь ограниченное время – с 9:00 до 15:00, во время занятий в школе, – после чего они возвращались к скучной домашней жизни.
Джэкел Кроу: "Я смотрела по сторонам и видела море подростков со взглядом, прикованным к экранам смартфонов. Я была исключением и чувствовала себя неловко"
Но теперь есть социальные сети, доступные 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Ты непрерывно сравниваешь себя с другими и ищешь признания со стороны сверстников – это своего рода игра, из которой не вырваться. Она действует на тебя разрушительно, лишает сил и, несомненно, приводит к стрессу. Некуда бежать от лайков, репостов, сообщений, фотографий. Это похоже на бесконечный конкурс зрительских симпатий. К тому же у этого феномена есть и другая сторона: твой смартфон предоставляет тебе место в первом ряду зрителей, наблюдающих за этим конкурсом. – Да, у этого явления чрезвычайно мощная динамика, скрыться от культуры популярности сложно в обоих случаях как будучи непосредственным участником, так и наблюдая за развитием событий. До 18 лет у тебя не было смартфона, но ведь у тебя были друзья, у которых они были, верно? – Да, и я прекрасно знала, что у большинства моих сверстников был доступ к чему-то, чего не было у меня. Я могла назвать каждого своего знакомого, у кого был телефон, просто потому что я эти телефоны видела. Если у Элисон появлялся телефон, я об этом знала. Если он появлялся у Джареда, я об этом знала. Не потому что они им хвастались или стыдили меня, но потому, что он всегда был на виду. Даже когда мы друг с другом разговаривали, телефон вибрировал, или звенел, или же они просто вертели его в руках. Если наступала пауза, момент, когда все замолкали и мы прерывались, то они смотрели в свои телефоны, я же испытывала неловкость и скуку. Это несомненно усиливало мой страх что-то упустить. В результате я стала немного неуверенной в себе. Мои друзья всегда старались, чтобы мне не было неловко из-за того, что у меня нет смартфона, однако поначалу они были уверенны, что он у меня есть – поэтому они удивлялись, когда узнавали, что у меня его нет. Бывали моменты, когда я чувствовала себя белой вороной. И не только в отношении своих друзей, но среди моего поколения в целом. Бывало, что я шла по торговому центру, или стояла в очереди, или просто останавливалась на тротуаре и смотрела по сторонам, присутствуя, но как бы в стороне, – и видела море подростков, прикованных к экранам смартфонов. Я была исключением из правила и чувствовала себя неловко. Иногда я чувствовала себя одинокой даже в те моменты, когда меня окружали люди. Они были все время на связи, а я чувствовала себя обособленно. Я чувствовала, что недостаток доступа к чему-то ограничивает меня. И в то же время эти ощущения были по большей части просто неосознанной эмоциональной реакцией, потому что в теории я была согласна с родителями в том, что тогда мне еще не нужен был телефон. – Снимаю шляпу перед твоими родителями за такую прозорливость и убежденность. Боюсь, что большинство родителей поддаются давлению, так же как и их дети поддаются давлению – такой своеобразный эффект домино, который и я тоже испытываю как родитель. Но такое решение стоит того, чтобы над ним серьезно поразмыслить, потому что если однажды разрешить использовать смартфон с его всевозможными функциями, изменить это решение будет непросто. Скажи, сколько доверия от тебя в подростковом возрасте это ожидание потребовало? Мне думается, что в данном случае необходимо доверять родителям больше, чем сверстникам, а для подростков это главная сложность. – Это и правда требует доверия. И предполагает готовность смиряться и подчиняться. А самое главное, тебе необходимо признать, что на самом-то деле родители действуют в твоих же интересах – в эмоциональном, психическом, духовном и физическом плане, – и они знают тебя лучше, чем твои сверстники. Все дело в том, что глубоко внутри все подростки это знают. Они упрямятся просто потому, что им становится стыдно, если смартфона у них нет. – Я так понимаю, какой-то телефон у тебя все-таки был? – Да. Если я шла гулять, то часто брала мамин телефон-раскладушку, на всякий случай. Я практически никогда им не пользовалась. – Это мудро. А в как насчет цифровых источников информации? Чем ты могла пользоваться до того, как у тебя появился смартфон? – У меня был компьютер, электронная почта, доступ к некоторым социальным сетям. Чисто технически, я все могла делать из дома. Однако в цифровом мире, который развивается и расширяется, это все равно казалось неким ограничением. – Это уж точно. Сейчас, когда тебе двадцать, что бы ты сказала родителям, которые взвешивают все за и против, читают истории других родителей подростков, и приходят к выводу, что отложить момент, когда у их ребенка появится смартфон, все-таки мудрое решение? Какой реакции им стоит ожидать от своего подростка? – Родителям я бы сказала следующее: заставить ребенка подождать – это того стоит. Я это видела и слышала об этом, и могу теперь, когда у меня есть смартфон, уверенностью об этом сказать – смартфоны меняют тебя. Они дают тебе оглушительный и шокирующий доступ к информации. Они лишают тебя возможности сконцентрировать внимание. Они очень быстро вызывают привыкание. Ты можешь (и должен!) принимать меры предосторожности, однако смартфон меняет твое сознание и сердце. И если для подростков есть возможность такие изменения отложить, то как мне кажется, задуматься об этом – мудро. Научите ваших подростков дисциплине и рассудительности, прежде чем вы вверите им все опасности смартфона. Нет, конечно, смартфоны сами по себе не являются чем-то плохим; они могли бы принести большое благо. Однако необходимо уметь правильно ими пользоваться. Если вы решили, что вашему подростку придется подождать, то не списывайте со счетов болезненное ощущение изолированности, которое может у них возникнуть, но используйте это время, чтобы подготовить их мудро и адекватно использовать технологии. В руках неподготовленных, еще личностно не зрелых подростков смартфоны могут быть весьма опасны. А что касается реакции, с которой родители несомненно столкнутся: подростки будут чувствовать себя "не в теме". Это может заставить их ощущать раздражение, потерянность, одиночество или боль – поэтому если они сорвутся на вас, то причина в этом. Им может казаться, что они отрезаны от своих друзей. Они могут болезненно переносить давление со стороны сверстников. У них даже могут быть совершенно справедливые доводы (например, необходимость иметь телефон, когда они куда-то идут без родителей). Родители, если вы сталкиваетесь с подобной реакцией, будьте готовы объяснить вашу точку зрения. Когда ваш ребенок спрашивает вас "Почему мне нельзя иметь смартфон?", ему совершенно не хочется услышать ответ "Потому что я так сказал". И даже если они с этим не согласны, скорее всего они с уважением отвнесутся к вашей готовности порассуждать вместе с ними, и к той серьезности, с которой вы подошли к принятию решения.
Ваша радость заключена не в том, насколько вы связаны с окружающим миром, но в единении со Христом
Поделитесь с ними тем, что вы узнали, изучая этот вопрос. Познакомьте с другими подростками (лично или в сети), у которых нет смартфонов. Вместо того, чтобы относиться к ним как к детям (просто говорить "нет" и дальше заниматься своими делами), выходите с ними на вдумчивый, откровенный диалог. Позвольте им продолжить обсуждение, будьте готовы к тяжелому труду общения ради улучшения ваших отношений. – Отлично. И, может, мы закончим тем, что ты скажешь что-то напрямую подросткам в такой ситуации? Чего им ожидать, с какой внутренней борьбой или давлением со стороны сверстников им придется столкнуться? – Я обращаюсь к подросткам, которые делают этот шаг по пути противостояния общепринятым нормам: для вашего поколения вы исключение. Послушание в жизни требует, чтобы мы избегали любого бремени, которое заставляет нас оступаться в христианской жизни (Евреям 12:1). Я могу только посоветовать вам крепко держаться. Все сводится к этому. Держитесь крепко. Иисус лучше смартфона. Повторяйте в своем сердце эту истину снова и снова. А когда вы чувствуете на себе бремя отчуждения и обособленности, не отчаивайтесь. Вас определяет не способность адаптироваться или соответствовать каким-то искусственным ожиданиям, но лишь то, кем вы являетесь во Христе. А Он дает вам лишь одно поручение: быть верным. В данный момент, похоже, это значит быть послушным родителям и доверять их благим намерениям о вас – и это может означать, что какое-то время у вас не будет смартфона. Не убегайте с позором от реальности, но принимайте ее с верой. Ваша радость заключена не в том, насколько вы связаны с окружающим миром, но в единении со Христом. Поэтому, крепко стойте и будьте верными. Вас ждет награда, и она гораздо больше любой потери, которую вы испытаете в этой жизни.

Последние несколько недель во всех новостных выпусках мы только и слышим о страшной пандемии COVID-19. Многие из нас лично не знают ни одного зараженного коронавирусом, однако, им «заражены» наши мысли. Почему люди так боятся умирать? Откуда этот страх смерти и что христианство может предложить миру в противовес?

Незаметное влияние

25.03.2020 / Рикки Вильгельм

Сложно представить современного человека, который бы не использовал все преимущества высоких технологий и гаджетов. Мир стремительно развивается, и сегодня нам открыты двери для удовлетворения практически любых желаний. Это неплохо, но все же стоит задуматься о том, как влияет на нас столь глубокое погружение в мир гаджетов и информации.

В Церкви - теле Христовом, Бог собирает разных людей. Это люди с разным прошлым и настоящим, с разными способностями и дарами, с разными трудностями и переживаниями. Бог ожидает, что Его дети будут заботиться о тех, кто остался на обочине жизни.
В наших церквях есть категория людей, о которых мы практически не говорим и которым мы, к сожалению, не знаем как помочь. Речь идет о разведенных супругах.
Как помочь разведенной сестре, которая проходит через тяжелейшие испытания? О чем нужно помнить, когда говоришь с разведенным человеком?